Библиотека, читать онлайн, скачать книги txt

БОЛЬШАЯ БИБЛИОТЕКА

МЕЧТА ЛЮБОГО


Проблема обратной отсылки в мчп

Доктрина обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства RENVOI : Логин: пароль: Федеральный правовой портал v. Доктрина обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства RENVOI :Автореферат диссертации на соискание проблема обратной отсылки в мчп степени кандидата юридических наук. Доктрина обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства RENVOI : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность темы диссертационного исследования. Задача международного частного права состоит в обеспечении поиска правовом системы, наиболее подходящей к конкретному правоотношению с иностранным элементом для достижения единообразия в выборе наиболее компетентного правопорядка. Выполнению этой задачи и служит институт обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства. Обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства — закономерное порождение трансграничных отношений. Обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства — как результат столкновения «коллизии коллизионных норм разных государств— одна из «череды» проблем, связанных непосредственно с процессом выбора применимого права для регулирования однородных частноправовых отношении. Проблема обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства возникла перед судами ряда государств в первой половине XIX в. В мировую же практику проблема вошла под французским термином « renvoi » По существу речь идет о проблема обратной отсылки в мчп факторе, сопровождающем реализацию коллизионно-правового метода регулирования отношений в международном частном нраве. Обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства способствует 3 более эффективной координации правовых систем, представляя собой наиболее наглядный пример взаимодействия коллизионных норм различных правопорядков. Обратная отсылка и отсылка к нраву третьего государства играет особую роль в международном частном праве, в основе которой лежит трансграничный объективный процесс глобализации экономической и социальной жизни, в стремлении этому процессу соответствовать. Обладание специфическими, присущими только ей характерными чертами, технико-юридическим обеспечением достижения цели своего предназначения позволяет говорить об уникальности и эксклюзивности данного института международного частного права. Вся особая задача международной юрисдикции состоит в том, чтобы отыскать для данного юридического отношения подлежащую область права — отсюда солидарность интересов современных государств в охранении правосудия. Можно утверждать, что обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства — это своего рола проявление баланса в международном частном праве между устремлением применять иностранный закон и необходимостью проблема обратной отсылки в мчп о применении закона суда lexfori. На современном этане наличие в государстве подобного института в системе международного частного права во многом является своего рода мерилом его общецивилизованного уровня, приобщенности к кругу стран, активно вовлеченных в мировой экономический и культурный процесс. Ярчайшее тому подтверждение — нормативное закрепление положений об обратной отсылке и отсылке к праву третьего государства в национально-правовых системах практически всех, за редким исключением, государств. В действующем российском международном частном праве, прежде всего, это статьи 1186-1224 ГК РФ. Степень научной разработанности темы. Ни в советской, ни в россий- 4 ской науке международного частного права нет специальных работ диссертаций, монографий и проблема обратной отсылки в мчп. Преимущественно она освещалась в рамках учебных курсов либо в работах, посвященных какому-либо комплексу проблем международного частного права, например, в монографии Коренного «Очерки англо-американской доктрины и практики международного частного права», опубликованной в 1948г. Пожалуй, известен один представитель российской науки Левитин Настоящая работа является по существу первым диссертационным исследованием и в соответствующей мере первым научным трудом, проблема обратной отсылки в мчп посвященным проблеме обратной отсылке и отсылке к праву третьего государства. Объект и предмет исследования. Объектом настоящего диссертационного исследования является изучение феномена обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства как особого правового института международного частного права, обладающего объективной формой выражения, определенным объектом материальных частноправовых отношений, устоявшейся практикой проблема обратной отсылки в мчп имеющим обособленные, принадлежащие только ему специфические юридико-технические особенности, позволяющие определить этапы поиска применимого права для регулирования однородных, частноправовых отношений. Предметом диссертационного исследования являются частноправовые отношения трансграничного характера, возникающие в области применения обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства Цель и задачи исследования. Целью настоящей диссертационной работы является научный анализ соотношения международно-правового и национально-правового регулирования частноправовых отношений гран страничного характера, возникающих в области применения обратной отсылки и отсылки к проблема обратной отсылки в мчп третьего государства с учетом права, правоприменительной практики и доктрины, в первую очередь, России, а также стран 5 континентальной Европы, США и ряда других иностранных государств. Указанная цель дает основания для постановки следующих задач: — исследовать историческую составляющую процесса развития renvoiначиная с середины XVII века например, решения Руанского парламента 1652 и 1663гг. Для достижения сформулированной выше цели и поставленных задач автором были использованы общенаучный диалектический метод познания, а также следующие частнонаучные методы, комплексный и системный анализ, правовое моделирование, сравнительно-правовое, нормативное, формально-логическое толкование норм права. Нормативная и эмпирическая база диссертационного исследования. По- 6 ложения и выводы диссертационного исследования основываются на отечественном иностранном законодательстве, многосторонних и двусторонних международных договорах и соглашениях, в том числе заключенных Российской Федерацией, актах международных организаций. Эмпирической базой проведенного диссертационного исследования явилась практика государств в области применения обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства. Теоретическую основу диссертационного исследования составили доктрина международного частного проблема обратной отсылки в мчп, труды известных отечественных ученых в области теории государства и права, гражданского права, международного права и международного частного права: Ануфриевой МКрашенинникова ЭПеретерского Автором были также проанализированы труды иностранных ученых в области теории государства и права, гражданского права, международного права, международного частного права, проблема обратной отсылки в мчп правоведения: Allenies, Anton C, Mosconi F, MullerV. Научная новизна диссертации состоит в последовательном, всестороннем исследовании renvoi на основе российской иностранной доктрины, практики и законодательства. Уровень научного исследования отечественной доктрины свидетельствует о том, что в России в настоящий период нет специальных работ диссертации, монографии и т. Опубликованные до настоящего времени отдельные работы — это в основном соответствующие разделы учебников по МЧП и коллективных монографий по вопросам международного частного права. Таким образом, данная диссертация направлена на то, чтобы исправить сложившуюся ситуацию. Автором исследован процесс становления и развития национально-правового регулирования института обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства; уточнено и дополнено понятие обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства как особого правового института МЧП в связи с чем определено место обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства в системе МЧП; приведен в соответствие понятийный аппарат; сформулированы предложения, направленные на повышение эффективности правового регулирования и практики применения обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства, в связи с чем, предложено положение о некорректности концепции отмирания обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства. В процессе исследования определены основные направления развития сотрудничества государств в области правоприменения в международном частном праве. Основные положения и выводы диссертационного исследования, выносимые на защиту: Исходя из анализа российской и зарубежной доктрины, законодательства ряда государств, выработавших свои определенные подходы к решению проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства, а также учитывая судебную практику, предлагается ряд критериев, и наибольшей мере отвечающих задачам классификации видов обратной отсылки и соответствующих, как целям уточнения ее настоящего положения проблема обратной отсылки в мчп эффективности применения, так и целям сближения национально-правовых систем различных государств. Критерий оценки объема обратной отсылки, определяющий предметную сферу ее действия и содержащий указание на согласие или отказ от регулирования международных отношений частноправового характера. Критерий, связанный с формой закрепления обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства в законодательстве различных государств, что дает возможность определения технико-юридических особенностей применения обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства в конкретной правовой системе, а также возможность определения выбора способа сближения национально-правовых систем различных государств и, как следствие, возможность доверия отечественного законодательства к иностранному праву. На основании указанных проблема обратной отсылки в мчп предлагается следующая классификация видов обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства: 1. Утвердительная обратная отсылка affirmative renvoi remission and transmission — предусматривающая применение обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства в полном объеме. Негативная обратная отсылка negative renvoi — отвергающая применение обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства в полном объеме. Обратная отсылка ограниченного действия limitative renvoi — предусматривающая применение обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства в целом, но при этом ее применение оговаривается принципиальными условиями, касающимися содержания личного статута lex personalis физического лица в материальном смысле и сферы его применения. Исключительная проблема обратной отсылки в мчп отсылка exceptive renvoi only remission — предусматривающая применение однократной обратной отсылки, т. Для реализации обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства рассматриваются юридически значимые нормы об особенностях 9 юридико-технического обеспечения ее применения в процессе поиска применимою права для регулирования однородных частноправовых отношений с целью предотвращения использования обратной отсылки для создания возможности «обхода закона» в проблема обратной отсылки в мчп так называемых «ложных проблема обратной отсылки в мчп, позволяющих избрать «удобную юрисдикцию». Анализ законода-гельства ряда государств показывает, что обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства реализуется следующими способами: — в виде простой single renvoi ; — двухэтапным, т. На основании выявленных признаков и юридических особенностей обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства представляется возможным сформулировать ее новое определение - Обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства — один из старейших институтов международного частного права, содержащий «уникальный» способ согласования конфликтных норм различных правопорядков, используемый в исключительных ситуациях добровольного при мания государством приоритета иностранного права контрагента или третьего государства в целях преодоления правовой неопределенности при регулировании международных частноправовых отношении. Формирование соответствующего подхода к пониманию современном роли института обратной отсылки, противостоит концепциям об отмирании обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства, по следующим основаниям: 10 1. Длительности срока существования обратной отсылки, применяемой с середины XVII века и способности к эволюции норм, регулирующих процедуру порядок применения обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства, наблюдаемой в законодательстве разных государств. Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что сформулированные в ней теоретические положения могут быть использованы в целях дальнейшего изучения актуальных проблем, связанных с применением коллизионных норм Содержащиеся в работе положения, выводы и предложения по совершенствованию законодательства и практики его реализации могут быть использованы в практической деятельности субъектов международных частноправовых отношений, в правоприменительной деятельности органов судебной власти. Результаты проведенного исследования могут быть использованы отдельными министерствами и ведомствами Российской Федерации, Государственной Думой, Советом Федерации в процессе законотворческой деятельности. Собранный и обобщенный материал исследования может быть использован в практической деятельности по разработке законодательных и нормативно-правовых актов в области международного частного права с учетом интересов, как Российской Федерации, так и граждан России. Результаты проведенного исследования также могут быть использованы в процессе преподавания международного частного права в высших учебных заведениях как юридического, так и международного экономического профиля. Диссертация подготовлена, обсуждена и одобрена на кафедре международного частного права Московской государственной юридической академии. Пыли применены в процессе преподавательской деятельности в Международном институте экономики и права МИЭП и его филиалах, изложены диссертантом на научно-практических конференциях и заседаниях кафедры международного частного права, а также в ряде научных публикаций. Работа состоит из введения, трех глав, включающих восемь параграфов, заключения и библиографии, что дает возможность максимально полно и всесторонне подойти к освещению одной из основных проблем конфликтного права — проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во введении раскрывается актуальность темы диссертационного исследования, оценивается степень ее разработанности, определяются объект и предмет исследования, цель и задачи исследования, его методологическая и теоретическая основы, раскрывается научная новизна работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость исследования, содержится информация об апробации полученных результатов. Первая глава — «Основные концепции отечественной и зарубежной доктрины об обратной отсылке и отсылке к праву третьего государства» состоит из трех параграфов. Первый параграф — «История проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства: этапы периодизации». Обратная отсылка появилась в Англии в период формирования международного частного права. Обратная отсылка была предназначена, прежде всего, для выявления и вместе с тем разрешения главной задачи — устранении несогласованности «конфликтных» норм, т. Решение обратной отсылки представлено в международно-правовой плоскости и сводилось к выбору одной из двух возможныхпредставляющейся наиболее целесообразной, «конфликтной» нормы. В мировую же практику проблема вошла под французским термином « renvoi ». Rivaz 1841Frere v. Frere 1847The Goods of Lacroix 1877 проблема обратной отсылки в мчп одно решение германского суда 1861г. Несмотря на большое влияние оппозиции, которую пришлось выдержать доктрине renvoi со стороны большинства теоретиков права в прошлом и в настоящее время во Франции, Италии, Голландии, Германии, Швейцарии, Бельгии, Греции, в Соединенных Штатах Америки и даже в России, суды большинства стран восприняли эту доктрину; единственное исключение составили датские, норвежские, греческие суды, а также суды ряда стран — Австралии, Бразилии, Египта, Перу, Туниса, Алжира, Сирии и других арабских стран Ближнего и Среднего Востока. Правда, пределы, в которых суды признают renvoiи способы ее применения различны в каждой стране. Таким образом, дела, по которым суды признают обратную отсылку и отсылку к праву третьего государства, можно разделить на несколько групп по следующим основаниям: 1 Первая группа дел, начиная с 1841г. Обратная отсылка не означает уже просто отсылку к внутреннему материальному гражданскому праву, НО и возможную обратную отсылку к коллизионным нормам, создающую вторую обратную отсылку, т. Последнее решение в пользу обратной отсылки было вынесено 21 марта 2000г. В этой связи следует отметить, что французские суды чаше применяли обратную отсылку, поскольку французская док- 13 трина, от мнения которой во многом зависит решение данной проблемы, в принципе стоит на позиции практически безоговорочного принятия обратной отсылки во всех случаях. На основе анализа перечисленных судебных дел можно констатирован, ют факт, что возникновение обратной отсылки является следствием национальной природы коллизионного права: на результаты применения коллизионных норм, существенно воздействует содержание проблема обратной отсылки в мчп нормы того права, к которому она отсылает, и, как следствие, различное содержание национальных коллизионных норм приводит к тому, что иностранное право, избранное на основании отечественной коллизионной нормы, проблема обратной отсылки в мчп обратно или к праву третьего государства. Таким образом, проблема обратной отсылки — это одна из проблем применения иностранного права, поскольку оно должно применяться в силу действия коллизионных норм. Второй параграф — «Концепции относительно существования обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства как особого правового феномена международного частного права: аргументация « pro » и « contra ». Законодательная практика и доктрина иностранных государств не дают однозначного ответа на вопрос о признаках и порядке применения обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства. Законодательных текстов, посвященных обратной отсылке и отсылке к праву третьего государства, очень немного, причем, поскольку они существуют — они направлены не к отрицанию, а, напротив, к ее проблема обратной отсылки в мчп. Что же касается судебной практики, то она, подобно теории, дает решения, как в пользу, так и против обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства. Однако, тот бесспорный факт, что почти во всех европейских странах суды в той или иной форме относятся положительно к renvoiнаводит на мысль о том, что эта позиция имеет свое оправдание и свои преимущества. Подлинные соображения в защиту данной интерпретации коллизионных норм указаны в генеральной формуле, которую можно найти как в континентальных, так и в английских проблема обратной отсылки в мчп — «суды», гласит эта формула, «желают решить дело при помощи тех же норм, которые применил бы иностранный суд, если бы перед ним стояла эта задача». Таким образом, первое и главное оправдание renvoi заключается в том обстоятельстве, что эта система в определенных случаях помогает достичь основной цели международного частного права — гармонии решений, не- 14 зависимо оттого, где будет иметь место судопроизводство. Точнее говоря: желанная гармония достигается применением любой формы renvoi при следующих условиях: 1 Обратная отсылка хороша, когда только одна из участвующих в ней правовых систем признает renvoiв то время как другая ее отвергает 2 Обратная отсылка также хороша, когда, как уже проблема обратной отсылки в мчп, из двух участвующих в ней стран одна разрешает отсылку в той форме, как ее понимают на континенте single renvoiв то время как другая страна принимает double renvoi. Когда единообразие решений не может быть достигнуто, renvoi проблема обратной отсылки в мчп не менее лает проблема обратной отсылки в мчп результаты в тех случаях, когда отсылка приводит к применению судом его собственного «внутреннего» материального гражданскою права. Таким образом, главные проблема обратной отсылки в мчп «в защиту» обратной отсылки сводятся к следующему: 1. При регулировании трансграничных частноправовых отношений применение права иностранного государства, которое не утверждено таковым противоречит воле соответствующего государстванеоправданно. Обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства способствует более эффективной координации правовых систем, представляя собой наиболее наглядный пример взаимодействия коллизионных норм проблема обратной отсылки в мчп правопорядков. Законодатель в процессе создания коллизионных норм предусматривает возможность координации своего правила с коллизионным правилом иностранного государства. Применение обратной отсылки не исключает применения национальных коллизионных норм, наоборот — обратная отсылка дополняет их и способствует их координации с коллизионными нормами иностранною государства. Disey«когда коллизионная норма отсылает суд к праву 15 иностранного государства, он должен в обязательном порядке применять право этого государства в совокупности всех его норм, включая колли тонные, т. В пользу принятия обратной отсылки можно привести довод о и том, что сама идея коллизионного метода регулирования состоит в выборе правовой системы, с которой данное правоотношение имеет наиболее тесную связь. В этой связи следует использовать не только ее материальные, но и коллизионные нормы. Думается, что не следует разрывать материальное и коллизионное право: обе категории норм составляют одно нераздельное целое потому, что коллизионное право лишь дополняет право материальное, сводя общие формулы к их подлинному, отграниченному в пространстве содержанию. В поддержку обратной отсылки приводятся также исключительно практические доводы. Именно благодаря обратной отсылке правоотношение регулируется национальным материальным правом, которое, по попятным причинам, известно суду, что позволяет ему разрешить спор без каких-либо затруднений, справедливо. Против концепции renvoi выдвигаются главным образом следующие возражения: 1. Коллизионная норма государства суда применяется с единственной целью — определения, какое право будет регулировать правоотношение: национальное право или право определенного иностранного государства. Национальный законодатель и национальный суд не должны учитывать, какое решение содержит коллизионное право иностранного государства, право которого применяется для регулирования правоотношения по lex fori. При этом указывается на отсутствие аргумента в пользу преимущества решения, содержащегося в праве иностранного государства, перед решением на основе национального права. Обратная отсылка приводит к замкнутому кругу. При последова- 16 тельном соблюдении концепции, согласно которой коллизионная норма отсылает к праву определенного государства как общему целому то есть к материальному и коллизионному правувозникает ситуация замкнутого круга. Коллизионная норма lex проблема обратной отсылки в мчп должна определить применимое право для регулирования правоотношения. Применение коллизионной нормы применимого права государства в соответствии с проблема обратной отсылки в мчп fori означало бы двойное и подчас различное решение одного и того же вопроса. Против обратной отсылки выдвигается и чисто практический аргумент следующего характера: обращается внимание на множество сложных проблем, с которыми сталкивается «местный» судья при ознакомлении с материальным правом иностранного государства и его применении при регулировании конкретного частно-правового трансграничного отношения. Эти проблемы еще более усложняются, когда он вынужден уяснить и применить коллизионные нормы права иностранного государства. Особые сложности при применении коллизионных норм права иностранных государств возникают в сфере оформления браков с иностранным элементом работниками государственных регистрирующих органов — лицами, которые не являются профессионалами в этой области. Применение обратной отсылки исключается, когда применимое право для регулирования правоотношения утверждается субъектами правоотношения на основании принципа автономии воли. Принципиальные аргументы против обратной отсылки возникают, когда речь идет о коллизионных нормах, содержащихся в международных договорах проблема обратной отсылки в мчп когда проблема обратной отсылки в мчп выносит международный суд, который не исходит из национального коллизионного законодательства. Третий параграф — «Место обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства в системе МЧП». Обладание специфическими, присущими только ей характерными чертами, технико-юридическим обеспечением достижения цели своего предназначения позволяет говорить об уникальности и эксклюзивности данного института международного частного права. Вся особая задача международной юрисдикции состоит в том. Можно утверждать, что обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства — это своего рода проявление баланса в международном частном праве между устремлением применять иностранный закон и необходимостью думать о применении закона суда lexfori. Что же касается нормотворчества, то здесь обратную проблема обратной отсылки в мчп и отсылку к праву третьего государства можно с уверенностью квалифицировать как — уникальный способ восполнения пробелов, в частности, в отечественном законодательстве за счет иностранного права в регулировании трансграничных отношен nii. Вторая глава — «Основные признаки и определение понятия обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства как особого правового института международного частного права» состоит из трех параграфов. Первый параграф — «Критерии классификации обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства». Разброс мнений в западной доктрине относительно опенки renvoi соответствует объективно сложившимся в разных правовых системах различиям в подходах к пределам, последствиям и процедуре принятия обратной отсылки или отсылки к праву третьей страны. Особенности правового регулирования проблемы выражаются в неоднозначном отношении к принятию отсылок и к определению круга отношений, в проблема обратной отсылки в мчп которых допускается их принятие. Законодательная практика и доктрина иностранных государств, как и отечественная доктрина, не дают однозначного и полного ответа на вопрос о применимости обратной отсылки и отсылки к праву третьей страны. Лишь немногие государства в явно выраженной форме отрицают проблему обратной отсылки в целом. Большинство государств либо в законах, проблема обратной отсылки в мчп в судебной практике применяют обратную отсылку, но лишь немногие — безоговорочно в обоих вариантах и обратную к своему праву, и отсылку к праву третьего государства. Большинство государств, применяющих данный институт, предусматривают некоторые ограничения: либо применяют только обратную отсылку к своему праву. Но не применяют отсылку к праву третьего государства; либо применяют ее в конкретных указанных в законе случаях; либо обусловливают эту возможность сооб- 18 ражениями справедливости и целесообразности. Таким образом, на основании анализа российской и зарубежной доктрины, практики и законодательства ряда государств, выработавших свои определенные подходы к решению анализируемой проблемы и руководствуясь критерием проблема обратной отсылки в мчп объема обратной отсылки, критерием, связанным с формой закрепления обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства, критерием «сравнительно-правовой направленности», связанным со способом формулирования положений об обратной отсылке и отсылке к праву проблема обратной отсылки в мчп государства в наибольшей мере отвечающих задачам классификации обратной отсылки и соответствующих как целям уточнения ее настоящего положения и эффективности применения, так и целям сближения национально-правовых систем различных государств, автор представляет виды обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства: 1. Утвердительная обратная отсылка affirmative renvoi — предусматривающая применение обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства в полном объеме. Негативная обратная отсылка negative renvoi — отвергающая применение обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства в полном объеме. Обратная отсылка ограниченного действия limitative renvoi — предусматривающая применение обратной отсылки и отсылки к проблема обратной отсылки в мчп третьего государства в целом, проблема обратной отсылки в мчп при этом ее применение проблема обратной отсылки в мчп принципиальными условиями, касающимися содержания личного статута lexpersonalis физического липа в материальном смысле п сферы его применения. Так, широко применяется личный закон в сфере семейно-брачных и наследственных отношений, в частности, по поводу как движимого, так и недвижимого имущества. Исключительная обратная отсылка exceptive renvoi — предусматривающая применение однократной обратной отсылки, т. Второй параграф — «Определение обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства как особого правового института международного частного права». На основании выявленных признаков и особенностей феномена об- 19 ратной отсылки п отсылки к праву третьего государства обосновывается ее повое определение, в соответствии с которым рассматриваемый правовой феномен трактуется как — особый институт международного частного права, обладающий объективной формой выражения и устоявшейся практикой применения, специальным объектом регулирования, характеризуемый присущими ему особенностями взаимодействия с коллизионными нормами различных правопорядков, результатами применения, а также присущими только ему отличительными чертами и технико-юридическими особенностями, способствующими более точному определению применимого права. Таким образом — обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства — один из старейших институтов международного частного права, содержащий уникальный способ согласования конфликтных норм различных правопорядков. Третий параграф — « Положения об обратной отсылке и отсылке к праву третьего государства в Модельном Гражданском Кодексе для государств-участников СНГ». Модельный Гражданский Кодекс для государств — участников СНГ предлагает принимать обратную отсылку и отсылку к праву третьего государства лишь в случаях применения иностранного права согласно правилам: о личном законе физического липа: об определении гражданской дееспособности физического липа в отношении сделок и обязательств, возникающих вследствие причинения вреда; о признании физического липа недееспособным или ограниченно дееспособным; о законе, применимом к правам физического лица на имя, его использование и защиту а также к отношениям но опеке и попечительству. Любая иная отсылка к иностранному проблема обратной отсылки в мчп в соответствии с правилами раздела VII «Международное частное право» Модельного Гражданского Кодекса для государств — участников СНГ должна рассматриваться как отсылка к материальному, а не к коллизионному праву соответствующей страны. Эти положения были восприняты ГК Белоруссии Гражданский кодекс 20 1998г. Обратная отсылка и отсылка к праву третьей страныКазахстана Гражданский кодекс особенная часть, принятая в 1999г. Обратная отсылка и отсылка к праву третьей страныКиргизии Гражданский кодекс. Часть II принятая в 1998г. Применение норм международного и частного права к гражданско-правовым отношениям. Обратная отсылка и отсылка к праву третьей страныУзбекистана Гражданский кодекс. Часть вторая принятая в 1996г. Применение норм международного проблема обратной отсылки в мчп права к гражданско-правовым отношениям. Обратная отсылка и отсылка к праву третьей страны. Наиболее категоричен в непринятии обратной отсылки Гражданский кодекс Армении: любая отсылка к иностранному праву, в соответствии с правилами раздела «Международное частное право» этого Кодекса должна рассматриваться как отсылка к материальному, а не к коллизионному праву соответствующего государства Гражданский кодекс 1998г. Отсылка к иностранному праву. Аналогичное законодательное закрепление положения об обратной отсылке предусмотрено и Законом о международном частном праве Азербайджана 2000г. С 1 сентября 2005г. Закон Украины допускает принятие обратной отсылки в случаях, которые касаются личного и семейного статуса проблема обратной отсылки в мчп. Третья глава — «Российское проблема обратной отсылки в мчп и доктрина об обратной отсылке и отсылке к нраву третьего государства» состоит из двух параграфов. Первый параграф — «Особенности доктринального подхода к разрешению проблемы об обратной отсылке и отсылке к праву третьего государства в отечественном международном частном праве XX в. Отечественная доктрина XX века одобрительно относилась к применению обратной отсылки в целом, и особенно отсылки к своему отечественному праву. Эта позиция была сформулирована уже в ранних работах наших наиболее известных специалистов по международному частному праву начало и середины XX в. Пиленко в работе «Очерки по систематике международного мастито права» 1911 г. Решающее значение при обсуждении проблемы отсылки должны, по мнению видного представителя отечественной доктрины международного частного права Макарова, «иметь не эти критические доводы, а внимательный анализ самого существа вопроса в тесной связи с основными принципами коллизионного права»Авторы учебника «Международное частное право», изданного в 1940г. Крылов сформулировали проблема обратной отсылки в мчп позицию следующим образом: «если советская коллизионная проблема обратной отсылки в мчп отсылает к праву иностранному, то мы должны применить это право. Но там, где само иностранное право отказывается от регулирования, нет оснований расширять сферу его применения». Таким образом, отмечается, в проблема обратной отсылки в мчп, что в проблема обратной отсылки в мчп иностранного права органы нашего государства, во всяком случае, не имеют основании идти дальше того, чем это делают органы соответствующих иностранных государств. Ч го же касается первоисточников — законодательных текстов, то рассматриваемая концепция renvoi не имела своего законодательного закрепления. Такого правила не было ни в Гражданском кодексе РСФСР 1922г. Однако, нет сомнения в том, что в советском праве были выражены как обратная отсылка, так и отсылка проблема обратной отсылки в мчп праву третьего государства. Обратная отсылка в советском праве, безусловно, ограничивала действие коллизионной привязки к иностранному праву и расширяла сферу применения советского материального права. Но это происходило не по воле иностранного закона и не в силу «советов иностранного законодателя», а в силу прямого предписания советского закона, принявшего доктрину renvoi в определенном правовом объеме. Аналогичное указание имеется и в Женевской конвенции о разрешении некоторых коллизии законов о переводных и простых векселях от 7 июня 1930г. Конвенция устанавливая, что применимым законом для определения способности лица обязываться по векселю является национальный закон липа, добавляет: «Если этот национальный закон отсылает к закону другой страны, то применяется этот последний закон» ст. Следовательно, предписывается применение, как обратной отсылки, так и отсылки к праву третьей страны. Поскольку нормы международного договора имеют «приоритет применения», то при выборе права, компетентного решить вопрос о способности липа обязываться по векселю, суд обязан применять как обратную отсылку, так и отсылку к праву другого проблема обратной отсылки в мчп. Применение обратной отсылки и отсылки к «третьему закону» выражено во многих торговых договорах СССР с иностранными государствами, в которых обычно предписывается подчинение сделок торгпредств юрисдикции и закону проблема обратной отсылки в мчп торгпредства, если иное не будет предусмотрено проблема обратной отсылки в мчп контракта или местным страны пребывания торгпредства законом. Второй параграф — «Анализ современного состояния правового регулирования положений об обратной отсылке и отсылке к праву третьего государства в отечественном законодательстве». В отечественное гражданское законодательство Российской Федерации правило об обратной отсылке в письменной форме включается впервые. До принятия части III Гражданского кодекса РФ рассматриваемая концепция renvoi не имела своего законодательного закрепления. В действующем российском международном частном праве, прежде всего, это статьи 1186-1224 ГК РФ. Статья 1190 ГК РФ, посвященная обратной отсылке, состоит из двух частей. Пункт 1 содержи г общее правило, согласно которому любая отсылка к иностранному праву должна рассматриваться как отсылка к материальному праву, а не к коллизионному праву 23 соответствующей страны. Пункт 2 проблема обратной отсылки в мчп 1190 ГК РФ предусматривает исключения из этого общею проблема обратной отсылки в мчп. Исключения предусмотрены в отношении двух категорий случаев или, иными словами, при наличии двух условий. Во-первых, в отношении случаев, когда нормы иностранного права отсылают конкретно к российскому праву, а не к проблема обратной отсылки в мчп какой-либо третьей страны. Таким образом, отсылки к нраву третьей страны, в соответствии с этой нормой части третьей Гражданского кодекса РФ вообще не допускаются. Во-вторых, в случае отсылки к российскому праву устанавливается, что обратная отсылка может применяться в случаях отсылки к положениям, определяющим правовое положение физических лиц. Здесь следует заметить, что закон не обязывает, а только позволяет принять обратную отсылку в соответствующих случаях. Вероятно, законодатель исходит из того, что принятие обратной отсылки к российскому праву может быть нецелесообразным, если применимое иностранное право уста на вливает для физических проблема обратной отсылки в мчп более благоприятный правовой режим по вопросам, регулируемым ст. Таким образом, в Российской Федерации применение обратной отсылки и отсылки к праву третьей страны в случаях, касающихся определения личного закона физического лица, российского нрава при отсылке к нему иностранного права способствует большей стабильности и определенности в отношении установления прав личности, не говоря уже о том, что это облегчает задачу суда. Употребление обратной отсылки в отношении правового положения физического липа отражает и общую тенденцию части третьей Гражданского кодекса РФ, исходящей из критерия наличия тесной связи соответствующих отношений с применяемым правом. Вопрос же об обратной отсылке применительно к договорным отношениям непосредственно связан с основополагающим принципом автономии воли сторон ст. Выбирая право, подлежащее применению к их отношениям, стороны имеют в виду исключительно материальное право, а не коллизионные нормы иностранного права. Диссертационная работа завершается заключением, в котором подводятся итоги проведенного исследования и формулируются некоторые выводы и предложения, часть ИЗ которых изложена выше. В процессе исследования определены основные направления развития сотрудничества государств в области правоприменения в международном частном праве. ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ ОПУБЛИКОВАНЫ СЛЕДУЮЩИЕ РАБОТЫ: Список публикаций, в изданиях, рекомендуемых ВАК: 1. Зарубежная доктрина и законодательство об обратной отсылке. Российское законодательство и доктрина об обратной отсылке. Юридико-технические свойства обратной отсылки. Международное частное проблема обратной отсылки в мчп Лекции Эти проблемы проблема обратной отсылки в мчп в случаях, когда отечественное право отсылает к иностранному праву, а из коллизионных норм последнею вытекает необходимое п. Renvoi is French word meaning «send back» or «remit». Third Edition West CROUP ST. Такого правила не было ни в Основах гражданского законодательства, ни в ГК РСФСР, однако в отечественной литературе существовали различные мнения о целесообразности принятия обратной отсылки. Курс международного частного права В 3 т. Решение Кассационного Суда Франции по делу Moussardot 21 марта 2000г. Очерки по систематике международного мастного права. Второе издание этой работы вышло в 1915г. Основные начала международного частного права. Впервые изданы в 1924 г. Международное частное право Учебник. Юридическое издательство НКЮ СССР. Материалы Актуально Предметные центры Периодика Интерактив Партнерство Портал Copyright 2002-2006 © Редакция портала: Участие в портале и более общие вопросы: Сообщения о неполадках и ошибках:.Определение обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства как особого правового института международного частного права Определение обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства как особого правового института проблема обратной отсылки в мчп частного права Борисова БОРИСОВА Борисова Алина Николаевна, кандидат юридических наук. В статье рассматривается один из старейших институтов международного частного права - обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства. Определяется, что обратная отсылка содержит "уникальный" способ согласования конфликтных норм различных правопорядков, используемый в исключительных ситуациях добровольного признания государством приоритета иностранного права контрагента третьего государства в целях преодоления правовой неопределенности при регулировании международных частноправовых отношений. Вопрос об обратной отсылке - один из самых сложных вопросов применения коллизионных норм. Решение вопроса об обратной отсылке связано прежде всего с решением вопроса относительно характера и действия коллизионных норм. Поскольку коллизионная норма предписывает применение иностранного права, и теории, и практике приходится ответить на вопрос, в каком объеме это право должно быть применено: подлежит ли применению только материально-правовая норма указанного иностранного правопорядка или весь этот правопорядок в целом, т. Тот или иной ответ на этот вопрос приводит на практике к существенно различным последствиям. Если считать, что отечественная коллизионная норма отсылает проблема обратной отсылки в мчп иностранному праву в целом, то следует применять иностранные коллизионные нормы и, соответственно, следует принять обратную отсылку. Если отечественная коллизионная норма отсылает только к нормам иностранного проблема обратной отсылки в мчп права, то нормы иностранного коллизионного права не проблема обратной отсылки в мчп и, соответственно, не принимается обратная отсылка. Возьмем для примера такой случай. В итальянском суде подлежит разрешению вопрос о дееспособности датчанина 23 лет, имеющего местожительство в Италии. Статья 6 Итальянского кодекса 1865 г. Следовательно, в данном случае по закону датскому. N 218 "О реформе итальянской системы международного частного права" вступил в силу 1 сентября 1995 г. По датскому праву совершеннолетие наступает с достижением 25-летнего проблема обратной отсылки в мчп. Поэтому, применив к данному казусу норму датского материального права, мы должны будем разрешить вопрос о дееспособности не достигшего 25-летнего возраста датчанина в Италии отрицательно. Если же под датским национальным законом понимать не только норму права материального, но и права коллизионного, то, обратившись к последнему, мы убедимся, что датская коллизионная норма предписывает дееспособность лица обсуждать по закону его местожительства, каковым в данном случае проблема обратной отсылки в мчп закон итальянский. Применив датскую коллизионную норму, необходимо будет, следовательно, положить в основу решения норму итальянского материального права, устанавливающего совершеннолетие в 21 год, т. Следовательно, в приведенном казусе итальянский закон "отсылает" к закону датскому, а проблема обратной отсылки в мчп закон - обратно, к закону итальянскому, и в зависимости от того, будет ли применима возникшая "отсылка", указанный проблема обратной отсылки в мчп будет разрешен тем или иным образом. Основные начала международного частного права впервые издано в 1924 г. Для отсылки в целом характерна двуступенчатость движения закона: Вариант Первоначальный выбор права, диктуемый коллизионной нормой и указывающий на применение иностранного права, который завершается фактическим рассмотрением дела. В таком случае обратная отсылка возможна в двух вариантах: a проблема обратной отсылки в мчп к исходному праву, т. Многоэтапный выбор права, состоящий из серии простых отсылок single renvoiкоторые на каком-то этапе могут повернуть рассмотрение дела к первому, избранному судом правопорядку подробно изложен в § 5 1 - 3 Федерального закона Австрии "О международном частном праве" от 15 июня 1978 г. И или сложный процесс сочетания собственно обратной отсылки и ряда последовательных сингулярных отсылок к праву третьего государства. При этом в Австрии принимается также отсылка к законодательству третьего государства. Анализ законодательства ряда государств показывает, что обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства реализуются следующими способами: в виде простой single renvoi ; в виде двухэтапной, т. В этой связи цели отыскания наиболее компетентного правопорядка станет служить "тенденция отказа от механистического понимания" обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства. Целью же обратной отсылки является преодоление трудностей, с которыми сталкивается судья, когда оба закона претендуют на применение или когда оба отказываются от негот. Классическая же терминология вкладывает в него смысл, основанный на грамматическом значении: адресовать, передать более компетентной юрисдикции или власти. Возможна ситуация, когда законы двух стран претендуют на регулирование данного правоотношения или, напротив, оба они отказывают в применении, считая себя некомпетентными. Например, алжирец, домицилированный во Франции, умирает, оставив наследство в виде движимого и недвижимого имущества. Если дело о наследстве проблема обратной отсылки в мчп рассматриваться во французском суде, судья в силу французской коллизионной нормы применит к наследованию движимого имущества закон последнего домицилия наследодателя lex domiciliiа недвижимого - закон места нахождения имущества lex rei sitaeт. Если же дело будет рассматриваться в алжирском суде, в силу ст. Возникает позитивная коллизия, поскольку оба закона - французский и алжирский - считают себя компетентными решать данный спор. Предположим теперь, что француз, домицилированный в Алжире, умирает там и оставляет в наследство движимое и недвижимое имущество. Если дело будет рассматриваться во французском суде, судья применит в отношении движимого имущества алжирское право как закон последнего домицилия умершего и закон местонахождения вещи - в отношении недвижимости. Если же спор о наследстве будет передан в алжирский суд, судья в силу ст. Французское право, на применение которого указывает алжирская коллизионная норма, и алжирское право, к которому отсылает французская коллизионная норма, считают себя некомпетентными, поскольку условия привязки неодинаковы: алжирская коллизионная норма учитывает гражданство lex patriaeа французская - последний домицилий lex domicilii наследодателя и местонахождение имущества lex rei sitae. Следовательно, недостаточно обратиться к отечественной коллизионной норме и применить то право, к которому она отсылает. Необходимо еще узнать, признает ли себя компетентным данный закон. Как общий постулат, суд или иной компетентный орган в коллизионной норме своего права находит ответ на вопрос, будет ли применяться при регулировании конкретного гражданско-правового отношения с иностранным элементом национальное право или право какого-либо иностранного государства, с которым конкретное гражданско-правовое отношение также проблема обратной отсылки в мчп в определенной связи. Если национальная коллизионная норма предусматривает применение национального права, то в этом случае суд иной компетентный орган при регулировании правоотношения напрямую применяет национальное право, как если бы речь шла о внутригосударственном правоотношении. Если для регулирования конкретного гражданско-правового отношения национальная коллизионная норма предусматривает применение права определенного иностранного государства, то в этом случае возникает вопрос: рассматривается ли в качестве применимого материальное право этого государства или в таком качестве рассматривается вся правовая система иностранного государства - его материальное и коллизионное право? В соответствии с содержанием коллизионной нормы государства суда правильно было бы применять "всю правовую систему государства the whole lawвключая его материальное и коллизионное право". На основании вышеуказанного суд иной компетентный орган приступает к регулированию гражданско-правового отношения, применяя материальное право иностранного государства, при условии, что коллизионная норма этого права, регулирующая конкретное правоотношение, имеет ту же привязку, что и коллизионная норма государства суда. Нередко возникают ситуации, когда коллизионные нормы различных государств содержат разные привязки, регулирующие одни и те же правоотношения. Например, коллизионная норма государства суда государство A признает в качестве привязки гражданство lex patriae лица, а норма государства B, право которого применяется в соответствии с коллизионной нормой государства A, в качестве привязки признает домицилий lex domicilii. По мнению видного представителя доктрины международного частного права Республики Македония проф. Траяна Проблема обратной отсылки в мчп, "именно этим обусловлено существование обратной отсылки и отсылки к "закону третьей стороны" le renvoi au premier degree, le renvoi au second degree; Ruckverweisung, Weiterverweisung, renvoi of remittal, renvoi of transmissions ". Например, если в суде Республики Македония рассматривается вопрос о дееспособности английского гражданина, который имеет место жительства в Македонии, то в соответствии с коллизионным правом Македонии будет применяться английское право как lex patriae лица. Ввиду того что в праве Англии правоспособность лиц определяется lex domicilii другая привязкавозникает обратная отсылка к праву Македонии, которое и должно регулировать правоспособность английского гражданина, проживающего в Македонии. Если бы в рассмотренном примере англичанин проживал проблема обратной отсылки в мчп Греции, то в этом случае имела бы место отсылка к "закону третьей страны" le renvoi au second degree. Как проблема обратной отсылки в мчп отмечает доктор юридических наук Федосеева, одним из оснований применения обратной отсылки является "наличие в каждой правовой системе коллизионных норм, одинаковых по объему т. Привязка, как правило, производится к материальным нормам. По мнению представителя немецкой доктрины международного частного права Leo Raape, "всякая отсылка - это отсылка к материальному праву". Этому "непреложному" положению не противоречит указываемое далее различие привязок: 1. В одних случаях привязка является "безусловной, категорической, принудительной, безоговорочной". Это означает, что привязка производится вне зависимости от того, как со своей стороны поступает государство, к материальным нормам которого мы привязываем: допускает ли оно привязку к своей собственной материальной норме или к материальной норме другого государства? Если это иностранное государство допускает привязку к материальной норме собственного государства, говорят об обратной отсылке; а если оно делает привязку к материальной норме третьего государства, говорят об отсылке к "третьему закону". Точка зрения, согласно которой иностранная материальная норма вообще никогда не может применяться против воли установившего ее государства, несостоятельна и, по существу, сводит на нет все международное частное право - действительность тысячу раз опровергает подобный взгляд, и прежде всего это касается обязательственного права. Следовательно, должны быть учтены и те ее предпосылки, которые связывают эту норму с определенным местом, например что лицо является гражданином данной страны речь идет о реальном статуте statuta realiaчто в ней находится проблема обратной отсылки в мчп местожительство lex domicilii ; или же с местом исполнения договора lex losi solutionis. Не считаться с этими предпосылками значило бы изменить саму материальную норму. Они носят материально-правовой характер, входят в фактический состав материальной нормы и являются ее частью. Пределы действия указаны в самой материальной норме, они не устанавливаются только извне при помощи коллизионной нормы. Так же поступала и Германия согласно проблема обратной отсылки в мчп специальным законам. В подобных случаях, естественно, может возникнуть сомнение, является ли предпосылка связи данной нормы с определенным местом частью самой материальной нормы или же лишь ее коллизионно-правовой рамкой. Иногда привязка производится условно, с той оговоркой, что иностранное государство, к материальной норме которого "привязываемся", также применило бы ее. В противном случае должна быть применена материальная норма другого государства - отечественного или же норма третьего государства, к которой отсылает иностранное государство. Другими словами, в этом случае необходимо сообразоваться с возможно делаемой иностранным государством обратной отсылкой или отсылкой к праву третьей страны, и тогда, как говорят, "имеет место обратная отсылка или отсылка к третьему закону". Kommentaz zum Einfuhrungsgesetz, 1931 сокращенно "Kommentar". В отношении каждой коллизионной нормы встает вопрос, как ее следует понимать, предписывает ли она безусловную либо проблема обратной отсылки в мчп привязку? Закон не дает на это исчерпывающего ответа. Таким образом, по мнению видного представителя немецкой доктрины международного частного права Raape, напрашивается проблема обратной отсылки в мчп логический и верный вывод - "там, где закон молчит, следует, как и всегда, обратиться к смыслу закона, что означает в данном случае - к основанию привязки". Цель остается неизменной: привязка должна отвечать существу дела, быть справедливой, целесообразной. При этом необходимо иметь в виду следующее: 1 если проблема обратной отсылки в мчп право иностранного государства, то не потому, что "оно этого желает", но потому, что считаем это правильным выбором применимого права к спорному частноправовому отношению. Таким образом, выполняется не воля иностранного государства, а воля отечественного государства и, как следствие, создается возможность доверия отечественного законодателя к иностранному праву; 2 иногда смысл и цель коллизионной нормы требуют, чтобы присутствовало подчинение иностранному государству, а иногда этого не требуется и даже напрямую запрещается. Нет, следовательно, ничего более ошибочного, чем глубоко укоренившийся взгляд, что если вообще когда-либо принимается во внимание коллизионная норма иностранного государства, то так следует поступать во всех случаях. Проблема "обратной отсылки" и "отсылки к третьему закону" не может быть проблема обратной отсылки в мчп в одном лишь положительном или в одном лишь отрицательном смысле. Таким образом, на основании выявленных признаков и юридических особенностей обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства рассматривается как особый институт международного частного права, обладающий объективной формой выражения; устоявшейся практикой применения; проблема обратной отсылки в мчп объектом регулирования, характеризуемым присущими ему особенностями взаимодействия с проблема обратной отсылки в мчп нормами различных правопорядков, результатами применения, а также проблема обратной отсылки в мчп только ему отличительными чертами и технико-юридическими особенностями, способствующими более точному определению проблема обратной отсылки в мчп права. Под обратной отсылкой и отсылкой к праву третьего государства предлагается понимать один из старейших институтов международного частного права, содержащий "уникальный" способ согласования конфликтных норм различных правопорядков, используемый в исключительных ситуациях добровольного признания государством приоритета иностранного права контрагента или третьего государства в целях преодоления правовой неопределенности при проблема обратной отсылки в мчп международных частноправовых отношений.



copyright © prime21.ru